Сам по себе перелом позвоночника ни так страшен, как его последствия

Сам по себе перелом позвоночника ни так страшен, как его последствия
В нашей сегодняшней статье:
Сам по себе перелом позвоночника ни так страшен, как его последствия
Большинство из вас, наверное, уже знает, кто мы такие, кто я такой, кто моя супруга и ребенок которого я принял как своего. Вкратце скажу, что травму я получил в далеком 2003 году в результате ДТП. В этой аварии мне действительно повезло, все участники живы и здоровы, один лишь я немного помятый снаружи и так уж вышло поломанный внутри. Но в этой заметке речь не о деталях случившегося в тот день, здесь я немного расскажу о первых днях, неделях и месяцах, но постараюсь изложить всю суть в одной статье.
Не нужно быть медиком, чтобы догадаться о тяжести подобной травмы для организма. Еще со школьной скамьи нам известно, что позвоночник это ЦНС и любое даже незначительное вмешательство, травма, может иметь весьма неприятные последствия для человека. В моем случае все как по сценарию. Очнувшись спустя сутки и придя в сознание, я начал вспоминать мелкие детали и о прозрение, я вспомнил часть аварии, и первое что я спросил у соседа по больничной койке - “Что с девушкой, которая была со мной в машине?” Ответ был более чем ошеломляющий. Паренек лет двенадцати ответил так, как будто у меня чирик на пятой точке, - “Девушка в порядке, у неё пару синяков, она в коридоре сидит, а у тебя перелом позвоночника и ты никогда не будешь ходить”. Встал и вышел!  Вот тут началось самое интересное, человек, который много лет занимался спортом, любил заниматься акробатикой, крутить сальто, фляки и другие акробатические элементы, вдруг слышит, что никогда не будет ходить. Подумаешь, не буду ходить, ну и ладно. Да нет, все было, далеко не так. У меня случилась истерика, сдернув одеяло, которое в связи с моей слабостью показалось мне по весу словно оно из свинца, я начал щипать что есть силы себя за ноги и в прямом смысле слова рвать волосы на ногах и тут ко мне пришло осознание того что это пи…ц! Немного нервных телодвижений и вот уже симпатичная медсестра, которую я разглядел позднее, ставит мне укольчик, который уносит меня куда-то далеко от проблем. Но настоящие проблемы начались позднее. Во-первых, я не мог держать ложку и самостоятельно поесть, слабость была уж очень сильная. Как выяснилось позже это типичные симптомы подобных травм. Я полеживал на больничной койке в г. Большой Камень Приморского края. Как выяснилось меня оперировал нейрохирург, которого  вызвали из г. Владивостока. Разрезали, подправили, скрепили подручными средствам позвоночник, а именно проволокой, заштопали и сказали лежать. Большой ошибкой было то, что меня не предупредили о том, что позвоночник должен быть зафиксирован металлоконструкцией. Впоследствии это сыграет в моем восстановлении большую роль, правда в худшую сторону. День за днем я наблюдал, как некоторые пальцы на моих ступнях сами по себе шевелились, мне объяснили, что это спастика и это в моем случае хорошо. Значит, сигналы по спинному мозгу все еще идут, пусть даже без моего ведома, это говорит о том, что надежда на частичное восстановление есть. Врач местной больницы, взвесив все за и против, предложил поехать в больницу по месту жительства, эта поездка стала одной из ключевых ошибок, но и об этом чуточку позднее. Главным недугом, который мне не давал нормально жить в течение восьми лет, это пролежни и как следствие остеомиелит. Мало кто знает среди “свежих больных” и ухаживающих, что же такое пролежни, а еще меньше среди здоровых людей, а ведь врачи прекрасно знают, что это такое и какие это последствия для всего организма. Короче. Пролежни - это отмирание тканей в условиях постоянного сдавливания. Другими словами, человек лежит в одном положении длительное время и в местах наибольшего сдавливания начинает медленно отмирать ткань, это происходит из-за того что сосуды по которым к тканям идет кровь нарушаются и нормальное кровоснабжение прекращается. Поэтому больного нужно хотя бы немного переворачивать, но не реже чем каждые два часа, в противном случае могут быть необратимые последствия.
Забегая немного вперед. В далеком 2003 году, во Владивостоке, cо мной в палате лежал пожилой мужчина, так у вышло, что он длительное время после перелома шеи лежал на каких-то коробках, брошенный родственниками, да, бывает и такое, бывает и гораздо хуже. У этого мужчины сгнила вся спина, когда его привезли в палату мы не могли нормально дышать, вонь от гниющей плоти была нереальной. Нам даже курить разрешили, чтобы частично заглушить слышанный носом запах. Итог весьма плачевный, спина была слишком запущена, сепсис, ежедневный бред и жизнь старичка оборвалась. Вот к чему приводят обильные пролежни. Вернемся к предстоящей поездке по месту жительства, с незакрепленным правильно позвоночником меня положили на щит, обкололи наркотическим обезболивающим и вперед. Вот только по приезду в местную больницу моя спина развалилась, новое сдавливание, нарушение кровообращения в районе травмы и как результат, добитый так отчаянно сопротивлявшийся спинной мозг. Спустя несколько дней я был перевезен во в Военно-Морской госпиталь в г. Владивостоке. Казалось бы, военные врачи одни из лучших в медицине, но в моем случае это был почти капец. Сначала чересчур перемотанные эластичными бинтами ноги к утру были в четырех местах с новыми пролежнями. На моем крестце сзади уже торчали кости среди некроза (мертвых тканей) Однажды в момент перевязки моя мама решила посмотреть, что же там под повязкой, мама слегка пошатнулась и села на пустую койку рядом. Ей предстояли ежедневные перевязки этих ран, которых было уже более восьми по всему телу, на протяжении длительного времени. Далее была кровоточащая язва желудка из-за обилия лекарственных препаратов, инфекции почек и остеомиелит (костная инфекция). Как выяснилось я собрал привычный для спинальников в первые месяцы после травмы букет заболеваний. Одни антибиотики сменялись другими, очередная операция и вот в моей спине уже стоят два металлических штыря связанные между собой проволокой и спастические подергивания пальцев ушли с этой операцией навсегда. Было обидно, но смысл грустить, прошлое не воротишь, самое время думать о будущем и жить в настоящем. Как выяснилось позднее, это уже устаревший полевой метод и так давно не делают, но мне зачем-то сделали. Спустя некоторое время во время моей начальной реабилитации в квартире в родном приморье я их выломал. Не выдержали нагрузки соединения проволокой и как результат новая операция по удалению конструкции. Оперативно собранные документы были отправлены в Хабаровск, откуда пришел ответ, что уже все. Время упущено, и спинной мозг окончательно поврежден. Об этом неутешительно говорили данные МРТ. Далее документы отправились в Новосибирск, откуда был получен ответ, приезжайте, мы купируем пролежни, а потом будем говорить о возможности провести операцию по исправлению проделанных ранее ошибок. Если не изменяет память, то в феврале 2005 года я с мамой прилетел в Новосибирск, где я пробыл до середины июня того же года. Благодаря врачам, за три операции мне зашили все имеющиеся на тот момент пролежни. Крестец, два вертела на бедрах были вычищены, подрублены и зашиты. Спереди были иссечены пролежни в районе подвздошных костей. Мелочь залечили путем перевязок. То с чем мы боролись на протяжении двух лет, мне вылечили всего за три с половиной месяца. После чего благодаря восьмичасовой операции и установки правильной и, как оказалось далеко не дешевой титановой металлоконструкции, мой позвоночный столб принял правильную форму, жаль, что спинному мозгу помочь было нельзя.

В завершении. Я постараюсь написать еще одну статью о том, как мне подсаживали эмбриональные клетки, которые в конечном итоге мне так и не помогли.
Вы должны это прочесть
Подтвердите что вы не робот:*